Любительский сплав на байдарке по реке Днестр

870_485_fixedwidthПрошлой зимой я обнаружил в интернете интересный отчет, который опубликовал байдарочник из Гомеля, совершивший в одиночку сплав по живописной, каменистой реке Днестр. Он прошел маршрут от городка Галич, расположенного окрестностях областного центра Ивано-Франковск, до старинного городка Хотин (Черновицкая область). Я, естественно с моим-то скудным опытом сплавов по горным, каменистым рекам, на такое не решился. Был небольшой опыт сплава на плоту, когда отдыхал в Европе, я тогда решил внести в скучный пляжный  отдых во Франции летом немножко экстрима.

Я выбрал участок «Залещики – Хотин», протяженностью 110 км. Сплавлялся я в августе, угадал с погодой, что в таких мероприятиях большая удача. Доехал до Залещиков я поездом, сделал пересадку в Киеве, после еще в Тернополе, в итоге за сутки был на месте. Мне повезло, что от местного железнодорожного вокзала до речки рукой подать, буквально за 20 минут я уже стоял на местном пляже, что возле моста. На сборку туристической байдарки, монтаж фартука, прочие приготовления ушло более часа. Отчалил я только после обеда, следующие четыре часа просто плыл, и наслаждался не обычными для меня пейзажами Западной Украины, фотографировал живописные каньоны, скальные образование.

Вначале восьмого я заметил с байдарки довольно живописный склон горы, поросший елью, а ближе к реке орешником, кустами шиповника. Днестр там делал поворот, но порог был практически незаметен, река было в данном месте довольно полноводна, правда, иногда в мутной воде я различал камни. Немного впереди я заметил остров, образованный раздвоившимся руслом. Недолго думая решил запечатлеть данную красоту на свой фотоаппарат. Я достал фотокамеру из чехла, сделал всего один снимок, как услышал удар, байдарка наскочила на подводный камень. Фотоаппарат выскользнул из моих рук, не столь от толчка, как по причине моего замешательства, испуга, что пробил байдарку. Фотокамера приземлилась на борт, а после соскользнула в мутную воду. Я немедленно причалил к каменистому берегу, пошел по воде к примерному месту падения фотокамеры, где глубина было полтора метра, немного меньше. Я нырял, прочесывал дно, наверное, около часа, практически до захода солнца, но без всякого результата, моя фотокамера навеки отправилось в царство потерянных вещей. Основная причина, почему я не нашел фотоаппарат – это мутная вода Днестра и довольно неприметный среди каменистого дна черный корпус моей фотокамеры.

По правде сказать, мне не так был дорог довольно старый (четыре года) цифровик-мыльница, как уже отснятые на него фотографии, причем на той карте памяти были не только отснятые на Днестре фотографии, которые я не успел скопировать на жесткий диск ПК. Свидетелем подобного происшествия мне уже приходилось бывать, наблюдал, мой приятель, решивший обойти с фотоаппаратом в руках  лучшие места в Париже, уронил дорогой цифровик на каменную мостовую. Поняв, что поиски в такой мутной воде бессмысленны, я уныло побрел к лодке, сел в нее и погреб от этого злополучного места подальше, время было задуматься о ночлеге. Ночь я провел на каменном берегу реки, рядом росли вербы, тополя, орешник, то есть с топливом для костра проблем не было. Я немного успокоился, когда поужинал, запил съеденную мною порцию каши крепким свежезаваренным чаем, который пил вприкуску с печеньем. Настроение заметно улучшилось, я даже постарался увидеть в случившемся позитивные моменты. У меня была причина теперь приобрести морально-совершенный, компактный новый фотоаппарат, логический причин повременить с покупкой теперь не существовало, они утонули вместе с фотоаппаратом. Именно с такими мыслями я побрел к спальному мешку, в который как только залез, так и отключился, сказалась усталость, нервное перевозбуждение и так далее.

Четвертый день моего сплава начался с неспешного завтрака, я обратно пошел к реке, набрал воды, заварил чай. Утром чай для меня незаменимая вещь, согревает тело изнутри, подымает моральный дух. Я практически перестал переживать по безвременно покинувшему меня фотоаппарату, пусть им теперь любуются рыбы, а я купля новый, лучше прежнего. По моим подсчетам я к вечеру должен был добраться до стен древней крепости, достопримечательности города Хотин. Насколько я понял из изученных мною отчетов других байдарочников, меня ожидал наиболее простой участок маршрута, река была полноводной, порожистые участки практически отсутствовали. Огромные каньоны остались позади, а вместе с ними живописные днестровские острова, перекаты.

82999652

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

images

index.php

В районе 10 часов утра я миновал останки разрушенной гидростанции, после проплыл мимо раскинувшегося на холме церковного комплекса. Строения с золочеными куполами весьма эффектно смотрелись на фоне широкой и необычно прямой там реки. В общем, погода до четырех часов дня держалась нормальная, светило солнце, была комфортная для гребли температура. Время от времени я проплывал мимо отдыхающих на берегу людей, рыбаков, между прочим, все чаще встречались лодки, пару раз меня обгоняли моторные лодки, которых раньше на Днестре я не встречал, то есть реки становилась глубже, полноводней. Вместо поросших деревьями каньонов реку обрамляли практически отвесные каменные стены, высота которых была 10-15 метров. Мне довелось проплыть расположенную на высоком холме небольшую старинную церквушку, несколько красочных участков, где к Днестру подходил хвойный лес, пару раз я замечал с лодки березовые рощи, хотя это дерево довольно не характерно для той местности. Время от времени делал небольшие остановки, отдыхал, пил воду, которая мне казалась вкуснее, чем лучшие  вина Франции и Испании вместе взятые, что значит жажда.

Время от времени тишину нарушили ведущие добычу речного камня трактора, моторы портативных гидростанций, которые местные используют для забора воды с Днестра. Не знаю насколько это экономически целесообразно, но подобные штуки я встречал неоднократно, даже не знаю, что там местные фермеры могут в конце августа поливать. В середине дня я заметил двадцатиметровую скалу, по которой стекала вода родника, то есть родник прорезал скалу, вода было отличная, только ужасно холодной. Я заметил, что данный родник достаточно популярен среди любителей речного туризма, немного в стороне на каменистом берегу виднелись остатки костра, прочий мусор.

Мне ужасно захотелось забраться не верхушку этой небольшой скалы, осмотреть окрестные пейзажи с плато горы. Я начал искать тропинку, которая могла бы вывести меня наверх. В 30 метрах от стока родника я нашел, что искал, правда, мне пришлось сначала не просто, пока забрался на первый карниз, приходилось цепляться за камни, растущий там кустарник, траву. От первого карниза до второго был довольно пологий подъем, по которому тропинка извивалась, как какая-то змея. На второй карниз забраться было проще, мне помогло растущее там дерево, ветка которого использовалась мною, как страховка. Забравшись на верхушку, я понял, что все мои усилия, риск вполне целесообразны, сверху река, окрестности выглядели совершенно не так, как с байдарки. Фарватер реки просматривался оттуда на двадцать километров, если не больше, вдалеке виднелись села, раскинувшиеся вдоль реки и те, что находились от нее на расстоянии в несколько километров. В эту минуту я опять вспомнил про бесславно утопший фотоаппарат, жаль, что данные пейзажи не были запечатлены, если не считать моей памяти конечно. Слазить, как ни парадоксально, было легче, чем карабкаться наверх. Я благополучно спустился, на спуске что-то испугал, может ужа, а может и гадюку, выяснять эту деталь не решился. Не было желания  как получить медицинскую страховку по причине собственной глупости.

Я знал, что до Хотина оставалось от силы тридцать километров, то есть к вечеру у меня были неплохие шансы туда добраться. Постепенно погода начала портиться, начал дуть ветер, солнце замазали тучи. Днестр становился все шире и полноводней, ветер начал гнать небольшую волну, что негативно сказывалось на темпе гребли, затрате энергии, а значит и скорости байдарки. Последние двадцать километров были для меня, порядком уставшего за четыре дня сплава, настоящим мучением. Я боялся, что пойдет дождь, которого я чудом миновал в первый день сплава.

В районе семи часов начало прояснятся, я заметил первые дома Хотина, после проплыл под внушительных размеров автомобильным мостом, прошло еще минут двадцать, как впереди стали вырисовывать очертания древней крепости, входящей в тройку наиболее посещаемых замков Украины. Между прочим, стены данного фортификационного сооружения не раз служили съемочной площадкой, там снимались кадры многих известных кинофильмов, например те же «Три мушкетера» — лидер советского кинопроката и так далее.

Байдарка причалила к каменному берегу, у самого подножья крепости, в начале девятого, я сразу же принялся за чистку и сушке байдарки, вместо солнца и ветра мною использовался кусок поролона, превосходно поглощающий влагу. Мне только изредка приходилось мыть поролон, выжимать его. На камнях сбор байдарки довольно проблематичен, ведь можно повредить шкуру. Байдарка было в чехле через час, уже было практически темно, идти на автовокзал в такой поздний час было безрассудно, к тому же я не знал, сколько до него от расположенной на окраине города крепости топать. Я решил провести ночь у подножия крепости, надеясь, что охрана меня в темноте вряд ли заметить среди буйно растущего здесь кустарника, деревьев. Спать на камнях возле воды я не пожелал, решил забраться повыше, на небольшую полянку перед полуразрушенной крепостной стеной. Я забрался туда с байдаркой по полуразрушенным каменным ступенькам, с шумом сбросил тяжелую ношу с плеч под кустами боярышника или чего в этом роде, а после пошел обратно за сумкой, была кромешная темнота. В темноте я пару минут искал свою походную сумку, только нашел ее, собрался подняться вверх, как услышал хруст камней под чьими-то ногами, увидел свет от фонарика, похоже, это был охранник. Я притих внизу, объяснять тому, что я тут ночью делаю, желание не было. Судя по свету от фонарика, охранник находился от чехла с байдаркой, на расстоянии в десять метров. Чехол был черного цвета, ночью его рассмотреть среди веток кустарника было сложно. Я был готов раскрыть себя только в том случае, если тот обнаружит байдарку. Охранник не решился спуститься к реке по аварийной каменной лестнице, возможно, подумал, что причиной шума были бездомные собаки, с которыми мне под утро пришлось еще познакомиться. Все обошлось, охранник скрылся, я еще пять минут подождал возле реки, после забрался по лестнице наверх, нашел в целости и сохранности свою байдарку, расстелил на траве спальник.

Я решил немного с вечерней трапезой повременить, дабы не искушать судьбу дважды. Костер я естественно не разводил, просто доел остатки каши, разделался с остатками сыра (в голове сразу всплыла ассоциация « кухня Франция»), почистил травой наспех котелок, дабы утром меньше работы было. Ночь была очень теплой, небо укутали тучи, но дождя не было, лишь несколько капель под утро. Это было действительно самое романтическое место, где мне приходилось становиться на ночевку. Спал в ту ночь я плохо, всю ночь пели цикады, очень активные в августе. Около четырех утра меня всполошил шорох в кустах, после я рассмотрел осматривавших свою территорию бездомных собак, свора была немногочисленная 5-7 особей, собаки были не крупные, вели себя не агрессивно, но я немного испугался, ведь те могли легко меня выдать где-то коротающей ночь охране. Все благополучно обошлось, собаки через пять минут исчезли, но спать мне уже не хотелось. Стало понемногу сереть, я съел остатки печенья, горбушку хлеба, то есть все, что смог найти в своей походной сумке. В качестве десерта съел несколько ложек сахара, после запил все водой, которой оставалось более литры. К этому времени уже начало светать, я без риска спустился к реке, помыл котелок, руки, умываться в реке не решился.

Я был готов выдвигаться к местному автовокзалу в районе шести утра, теперь бы мне не помешало встретить кого-то с охраны, ведь я не знал, куда мне идти, где выход с крепости. Я обогнул крепость по правой стороне, заметил каменную дорожку, ведущую вверх, поднявшись на небольшой холм, я увидел во всей красе крепость, а немного в стороне была небольшая церквушка. Вокруг никого живого не наблюдалось, я несколько раз громко крикнул, но в ответ мне была одна тишина, наверное, охрана где-то сладко спала. Мне пришлось полностью довериться своей интуиции, еще раз вспомнить  отдых в Париже, где она меня неоднократно выручала, наконец, огромные металлически ворота крепости были найдены, они были открыты, я благополучно покинул территорию крепости, от которой в сторону города вела замечательная асфальтированная дорога. В местных я выяснил, как пройти на автовокзал, мне предстояло протопать более 4 километров.

Хотин в моей памяти остался как красивый опрятный город, местная архитектура, внешность его жителей красноречиво говорят о близости Румынии, Молдавии. До границы с этими государствами от этого населенного пункта менее ста километров. В маршрутку до Каменец-Подольского я сел в половине восьмого утра, на автовокзале Каменец-Подольского был в начале девятого, после пришлось еще 2 километров топать до железнодорожного вокзала. Мною там был приобретен билет на скоростную электричку повышенной комфортности, которая отправлялась на Киев через 50 минут, а после пересадка в Киеве на другой поезд, и я уже почти дома. Удачи!